Вторник, 21.11.2017, 13:23
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Категории раздела
Дороховская сельская библиотека [1]
Новинки книг поступившие в Дороховскую сельскую библиотеку
Дороховская детская библиотека [20]
Новости
Мини-чат
500
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 12
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
№23 (27 436) / СРЕДА, 4 марта 2015/

Вологодская ФСБ пролила свет на дело семьи Цветаевых

В Соколе Ольга Трухачева побывала в доме, где жили ее знаменитые предки. /Фото газеты «Сокольская правда»В Соколе Ольга Трухачева побывала в доме, где жили ее знаменитые предки. /Фото газеты «Сокольская правда»
В Вологодской области побывала внучатая племянница выдающегося поэта ХХ века Марины Цветаевой Ольга Трухачева. Она приехала, чтобы своими глазами увидеть дом в Соколе, в котором во время политической ссылки два года жила ее бабушка - писательница, переводчица и мемуаристка Анастасия Цветаева. Ольга Андреевна познакомилась в Вологодском УФСБ с делами своей бабушки.
- Ольга Андреевна, чем вызван ваш приезд на Вологодчину?
- Года два назад я стала переписываться с Еленой Титовой - доцентом кафедры литературы Вологодского госуниверситета, исследователем жизни и творчества М. И. Цветаевой. Елена Витальевна просила меня подтвердить факт приезда на Вологодчину сразу после войны дочери Марины - Ариадны, которую в нашей семье называли Алей. 
Я ответила, что с 1943 по 1949 год в Печаткине под Соколом жила моя семья, к которой в 1947 году присоединилась бабушка. В том же 1947 году в Соколе гостила Ариадна. 
 Так завязалось наше общение с Еленой. Я с удовольствием приняла предложение посетить Вологду, Сокол, встретиться в областной библиотеке с вологжанами. Благодаря помощи Елены Титовой и сотрудников УФСБ, удалось познакомиться с архивными делами бабушки, не только по аресту в Вологодской области в 1949 году, но и по московскому 1937 года. 
- Можно поподробнее остановиться на печальной истории ареста ваших родных? 
- 2 сентября 1937 года бабушка, а заодно и мой папа, приехавший к Анастасии Цветаевой с будущей невестой, были арестованы по обвинению в причастности к якобы существовавшему «Ордену Розенкрейцеров». Тройкой НКВД Анастасия Ивановна была приговорена к 10 годам лагерей по обвинению в контрреволюционной деятельности с целью свержения советской власти. Срок отбывала на Дальнем Востоке. Все говорила мне: «Оля, какой вы там БАМ строите? Я БАМ еще в 1930-е годы строила!» Мой отец - Андрей Борисович Трухачев, закончивший архитектурный институт, отбывал наказание в Каргопольлаге. 
Освободившись в 1943 году, он познакомился в Архангельске с мамой. У нее к тому времени уже погиб в лагерях первый муж, был сын от первого брака - Геннадий Зеленин. Отец, как архитектор и опытный строитель, был направлен по линии «Архангельсквоенстроя» в Печаткино (Сокол) на строительство спиртового цеха бумажного комбината завода имени Свердлова. Работа приравнивалась к службе в армии. Мама трудилась в заводской столовой. Кстати, оба они впоследствии были награждены за работу в Соколе медалями «За победу над Германией» и «За доблестный труд в годы Великой Оте­чественной войны». 
Под началом папы было несколько тысяч военнопленных немцев. Он прекрасно знал немецкий язык. Поэтому, думаю, его и направили на эту работу. 
- Знание языков - заслуга его мамы?
- Да, бабушка с детства знала французский и немецкий. Английский выучила, уже став взрослой. С нами, внучками, говорила только по-английски. Исключение делалось для молитвы. 
- Где жила ваша семья в Печаткине?
- Адрес в документах указан такой: поселок Печаткино, первый квартал, дом 17, квартира 6. Сейчас это город Сокол, улица Фрунзе, 8. 
В октябре 1947 года родители зарегистрировали брак, спустя пару недель в Печаткине родилась моя сестра Рита. Бабушка, получив освобождение в 1947 году, приехала жить в Сокол. 
- Что вспоминали родные о жизни на Вологодчине?
- Два года, прожитые в Соколе, были для всех счастливыми. Была трехкомнатная квартира, пусть и служебная, с инвентарными номерами на мебели. Не нужно было ходить отмечаться, была разрешена переписка, передвижение в пределах района. Бабушка лежала в Вологде в глазной больнице и оставила в своих воспоминаниях самые добрые слова о вологодском враче Евгении Васильевне Александрович.
Бабушка в Соколе вновь обрела семью, у нее росла любимая внучка. В Печаткине Маргарита прошла на дому обряд крещения. Крестной была Ариадна Сергеевна. К сожалению, я пока не знаю, как звали того священника и из какой церкви он был…
- Скорее всего, из Ильинской, что под Кадниковым. На всю округу она была единственной действующей. А с чем был связан приезд в Вологду Ариадны?
- Аля была освобождена в том же, 1947 году. Ей разрешили жить в Рязани. В декабре она приезжала к бабушке в Печаткино. Думаю, хотела найти в Соколе или в Вологде работу. Брат Геннадий вспоминал, что как-то пришел из школы, а мама ему сказала: «Сиди тихо! Бабушка занята! У нас родственники». Они говорили на иностранных языках. Речь, скорее всего, шла о Марине, о ее архиве, о планах на будущее. К сожалению, оно было трагичным. Ариадна вернулась в Рязань, была вновь арестована в феврале 1949 года, а уже в марте  пришли за бабушкой. 
- У них было предчувствие расставания?
- Да. В первый день, знакомясь с бабушкиным делом в Вологодском УФСБ, я плакала. В 1947 году ее арестовали по тому же обвинению, что и в 1937-м. Моя бабушка, всем говорившая «Вы», включая животных, не убившая ни одного таракана - «тварь Божью», отказавшаяся раз и навсегда из гуманных побуждений от мясных блюд, никак не могла свергать существующий строй. Она все отрицала, не назвала ни одной фамилии. 
Бабушка рассказывала, что ее не били. Во время допросов она про себя читала стихи Марины, сочиняла свои. А вот к Але применяли меры физического воздействия. 
В 1949 году отца переводят служить на Урал. И берут уже там. Второе дело у него было экономическое. Удивительно, что во время следствия не вспомнили о его прошлой судимости. «Иначе могли бы дать 25 лет или расстрел, а так присудили 2,5 года», - вспоминал папа. Он пересидел сверх этого еще два года. В 1955 году мать и сын снова встретились, а два года спустя вся семья переехала в Казахстан, в город Павлодар, где на свет появилась я.
Анастасия Цветаева была реабилитирована в 1959 году, в том числе и на основании справок, запрошенных из Вологодской области. В 1966 году в «Новом мире» вышли ее воспоминания - «Из прошлого», а в 1971 году вышла ее книга «Воспоминания», где много было и о Марине. Бабушка добилась отпевания Марины, установки на кладбище в Елабуге креста на ее символической могиле. 
Наследием творчества Марины Цветаевой занималась Ариадна, реабилитированная в 1955 году. Сегодня в мире есть десять государственных музеев семьи Цветаевых, а также много частных музеев.
Папа не подавал на реабилитацию до начала 70-х годов. По этой причине моя сестра не смогла устроиться на работу в Москве переводчиком в «Интурист». В 1971 году она приехала к отцу в Павлодар и сказала: «Ты закрываешь дорогу и мне, и Ольге» и попросила папу написать заявление на реабилитацию. Он согласился.
- Семью строителя Трухачева помнят в Соколе?
- Возможно, да. Произошло чудо - меня пустили в квартиру, где жила наша семья. Я сфотографировала буквально каждый метр квартиры. Все это уже отправила сестре по электронке в Америку.
Дом на Фрунзе, построенный в начале 1920-х годов, судя по всему, скоро пойдет под снос по программе ликвидации ветхого жилья. Конечно, хотелось бы его сохранить. 
История моей семьи - это история города, история завода. Я буду только рада, если в местном музее появится хотя бы стенд, рассказывающий о жизни в Соколе Андрея Трухачева и Анастасии Цветаевой. Я готова предоставить для этого документы, письма, воспоминания и фотографии моих родных, сделанные на вологодской земле. 

Евгений СТАРИКОВ

 http://krassever.ru/articles/society/pipel/46811/